Переговори по нефти в Дохе. Помните уроки Дохи?

kat_vsПривычные Венесуэлу и Эквадор, выступающих за ограничение добычи, в этот раз поддержал Кувейт — члены ОПЕК требуют возобновления переговоров по заморозке добычи нефти, которые провалились в апреле в Дохе. Каждый раз, когда в ОПЕК встает вопрос о замораживании производства, спекулянты поднимают цены на нефть. То же самое они сделали и в этот понедельник.

Однако, грамотным инвесторам следует опасаться таких новостей. Участники рынка уже наблюдали подобную ситуацию в начале этого года. Этой зимой, когда только появились сообщения о том, что ОПЕК и не входящие в ОПЕК нефтедобытчики могут обсудить замораживание производства, цена на нефть держалась на минимуме — $28 за баррель. К дате переговоров, которые состоялись несколько месяцев спустя, цены на нефть взлетели почти на 50% выше уровня $44 за баррель, в значительной степени за счет спекуляций. После неудачной попытки переговоров в Дохе нефть стремительно падает на 7%. На этот раз инвесторам стоит отнестись к новостям о возможных переговорах по замораживанию добычи с большим скептицизмом. Не покупайтесь на идею, что финансовые условия, фундаментальные показатели рынка или политический курс изменились лишь потому, что президент ОПЕК предложил возобновить переговоры по заморозке производства.

Сначала казалось, что рынок нефти проигнорировал новость. Когда в пятницу появились первые сообщения о неформальной встрече ОПЕК в сентябре, цены на нефть большую часть дня снижались перед завершением торгов почти без изменений. На этой неделе, однако, настроения спекулянтов улучшились (в понедельник нефть подорожала на 2,5%) на фоне предположений, что члены ОПЕК могут прийти к соглашению по заморозке производства в кулуарах Международного энергетического форума, который состоится в Алжире 28-29 сентября.

Почему переговоры в Дохе потерпели крах

В прошлый раз СМИ сообщали, что из-за разногласий между Ираном и Саудовской Аравией сделка провалилась в самый последний момент. По этим данным, соглашение было подготовлено и без участия Ирана, но Саудовская Аравия на одиннадцатом часу переговоров якобы внезапно изменила свое мнение, решительно заявив об отказе от сделки без подписи Ирана. Такое освещение событий породило спекуляции, которые привели к 7%-ному падению цен на нефть.

На самом деле, переговоры в Дохе завершились безуспешно по той причине, что ни одна из крупных нефтедобывающих стран (Саудовская Аравия, Россия, Иран, Ирак) не были заинтересованы в ограничении своего производства. С самого начала Али аль-Наими, а затем и министр нефти Саудовской Аравии ясно дали понять, что все страны ОПЕК (включая Иран) должны участвовать в замораживании производства, чтобы обеспечить успех соглашения. Последний был готов участвовать в переговорах без Ирана в надежде на то, что в процессе Иран присоединится, но четко указал, что о заморозке добычи не может быть и речи, если Иран откажется от соглашения. Бижан Зангане, министр нефти Ирана, также с самого начала заявлял о том, что его страна даже не намерена рассматривать возможность замораживания добычи нефти, прежде чем производство не вернется к досанкционному уровню. Переговоры в Дохе изначально были обречены на провал.

Позиция Ирана по вопросу заморозки добычи нефти

Некоторые члены ОПЕК считают, что в последние шесть месяцев условия достаточно изменились, делая идею замораживания производства весьма реальной. Но это не более, чем попытка выдать желаемое за действительное. Иранское производство увеличилось, однако еще не достигло досанкционного уровня. Очевидно, Ирану не удастся не только увеличить производство, а, вполне вероятно, что страна даже не будет в состоянии поддерживать текущие уровни добычи. Финансовое положение Ирана по-прежнему остается тяжелым, и страна остро нуждается в росте доходов от продажи нефти. Единственный способ, с помощью которого Иран получит бóльшую прибыль — это увеличение внутреннего производства за счет сокращения долей других на рынке. Замораживание производства не способствует достижению этой цели, поэтому в нынешней ситуации Иран в нем вовсе не заинтересован.

А заинтересованы ли Саудовская Аравия и Россия?

Саудовская Аравия абсолютно не имеет интереса соглашаться на заморозку производства, в частности, после того как страна снизила цену сырой нефти марки ArabLight для Азии. Никакой финансовый кризис Саудовской Аравии не грозит. Страна все так же может продолжать получать больше денег за баррель нефти, чем любой другой производитель. Низкие цены также дали толчок активному развитию нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности в Саудовской Аравии. Королевство может позволить себе тратить наличные резервы на финансирование правительства и получение займов под низкие проценты на проекты разработки месторождений на несколько лет.

Россия, крупнейший не входящий в ОПЕК производитель нефти, всегда непредскауема, когда речь идет о соглашениях с картелем. Ранее страна отказывалась от сделок по добыче нефти. Даже если министр энергетики Александр Новак заявляет, что его страна заинтересована в участии в переговорах, все равно России не стоит доверять.

Отношение ОПЕК к вопросу о заморозке нефти

Текущий президент ОПЕК, министр энергетики Катара Мохаммед аль-Сада, дипломатично заявляет, что «ОПЕК продолжает внимательно следить за развитием событий и постоянно обсуждает со всеми членами способы и средства восстановления стабильности на рынке нефти». Эти слова вовсе не означают, что теперь картель более близок к замораживанию добычи нефти, чем на прошлой неделе или в прошлом месяце. Аль-Сада просто сохраняет политическую линию картеля, и для инвесторов его заявления не должны быть толчком к действию.

Итог: помните уроки Дохи. Пока все крупные нефтедобытчики — Саудовская Аравия, Россия, наряду с Ираком и Ираном (в некоторой степени) — не убедятся в том, что замораживание добычи нефти действительно соответствует их интересам, эта идея не будет реализована.

Помните уроки Дохи