Brexit: от слов к делу

Без названияПосле 8 месяцев ожиданий и попыток представить свое будущее без ЕС, Великобритания наконец начала активные действия по выходу из единой Европы. Тереза Мэй 29 марта подписала документы по фактическому выходу Соединенного Королевства из Евросоюза, что подразумевает серьезные изменения юридического и процессуального характера. Летом 2016-го в информационном фоне доминировали апокалиптические картины: девальвация фунта, снижение ВВП минимум на 1%, рост безработицы на 5-9% и череда банкротств компаний самых различных индустрий. В реальности же ничего подобного не случилось. Случится ли сейчас и насколько фактическое расставание с Евросоюзом сблизит Великобританию с Россией?

Слабый фунт, как известно, подстегнул внешнюю торговлю, сделав английские товары более привлекательными для остальных стран Европы, чем немецкие. Тем не менее, торговый баланс Соединенного Королевства как импортоориентированной экономики остался отрицательным: дефицит торгового баланса за 8 последних месяцев составил 68,5 миллиардов фунтов. Самый большой разрыв – с главным торговым партнером страны, Германией, из 115 миллиардов фунтов в торговом балансе с которой 61% приходится на импорт и 39% — на экспорт. Положительный торговый баланс пока только с 6 странам ЕС, самым крупным партнером из них является Ирландия (почти 60% — экспорт и порядка 40% — импорт).

К настоящему времени даже традиционно выигрышные для Британии индустрии (туризм, транспорт и воздушные сообщения), в абсолютных цифрах составляют отрицательный баланс. Сильные экспортные позиции у страны – автомобильная промышленность (главный торговый партнер – Ирландия) и финансовые услуги (80% — экспорт, 20% — импорт). Британские коммерческие и инвестиционные банки, инвестиционные фонды и управляющие компании обслуживают все страны Европы, отрицательного торгового баланса нет ни с одной из них. Крупнейшие клиенты Соединенного Королевства – Франция, Испания, Италия, Германия, Голландия и Ирландия. В совокупности финансовые услуги за 8 месяцев принесли стране почти 18 миллиардов фунтов.

Впрочем, Brexit стал отличным поводом повысить цены внутри Великобритании – по итогам 2016 года инфляциявыросла до 2,3%. Индекс внутренней потребительской активности (высчитывается GfK UK Ltd.) в феврале опустился на 6% до уровня начала января. Прогноз положительный – в марте он останется на прежнем уровне. Обеспокоенность британцев собственным благосостоянием и экономическими перспективами страны после выхода из ЕС с прошлого года не изменилась. Большинство банков не ожидает снижения кредитных портфелей для физических лиц и сокращения клиентопотоков. Более того, многие британские банки уже сейчас заявляют о некотором потенциале британского рынка после Brexit и готовятся начать более активно работать с населением внутри страны.

Первой серьезной проблемой, стоящей на пути руководства Британии, являются так называемый The Divorce Bill (Договор о выходе), согласно которому страна должна выплатить от 55 до 60 миллиардов фунтов Брюсселю в качестве неустойки за выход из добровольного политико-экономического объединения. По мнению чиновников Евросоюза, Британия в течение всего времени членства в единой Европе недоплатила именно такую сумму (кстати, это почти 40% годового бюджета Британии на здравоохранение, реформирование которого было одной из главных причин для Brexit). Переговоры по этой части фактического выхода из Евросоюза могут затянуться до следующего года. Выплата этой суммы будет непоправимым ударом по бюджету, поэтому скорее всего выплаты будут вестись траншами в течение не менее трех лет.

Вторая и более важная для бизнеса проблема – это законодательство. Дело в том, что после фактического выхода из ЕС британские банки начнут работать в юрисдикции Британии, а это затруднит их выход на европейский рынок и не позволит оказывать часть финансовых услуг, которые они оказывают сейчас (например, финансирование торговых операций в рамках free-trade agreement). Возможны коллизии относительно торговых пошлин и законодательно определенных тарифов: Великобритания заявила, что со временем разработает свои тарифы и ценовую политику и не будет привязана к ценам и нормам, установленным Евросоюзом. Однако ближайшие полгода британским компаниям придется руководствоваться именно тарифам ЕС.

И, наконец, главная проблема – британцы, живущие в странах ЕС, и свободное перемещение европейских работников между Великобританией и другими странами ЕС. Скорее всего, британскому руководству придется нажать на все рычаги, чтобы обеспечить безвизовый въезд британцам в ЕС и наложить столь желаемые британцами ограничения на въезд европейских мигрантов.

Все эти проблемы, по мнению чиновников Брюсселя, ранее чем через два года не решить, а значит – Великобритания по факту останется в ЕС еще какое-то время. Тереза Мэй, со своей стороны, отметила, что сделает все от себя зависящее, чтобы фактически выйти из-под юрисдикции Евросоюза до конца этого года. Не совсем ясно, как воспримет эту решимость США, однако после этого утверждения фунт укрепился к доллару почти на 1% до 1,2477 долларов за фунт. К моменту написания статьи ниже 1,2474 он ни разу не опускался.

Что же касается сближения с Россией – то по итогам 2016 года Великобритания впервые за 5 лет заняла второе место по притоку капитала в Россию после Швейцарии. Подавляющее большинство фондов, инвестировавших в крупнейший выпуск российских евробондов за последние три года, британского происхождения. Откроет ли выход из ЕС для британских финансовых институтов путь к российским финансовым инструментам, сказать пока сложно. Но желание у финансистов Соединенного Королевства возобновить инвестиции в Россию явно есть, иначе не составили бы портфельные инвестиции из Британии в Россию почти 1 миллиарда долларов за 2016 год.